23:43 

КомМиссия-2014 (весна)

Jaya
It's funny because it's sad.
И пусть никто не посмеет сказать, что я не чту традиции.

Предыстория: 2012 (1, 2), 2013 (1, 2, 3).

Стандартное: не художник, не сценарист, не Автор, не Творец.

Прочие предупреждения в той или иной степени остаются в силе. Или нет.

Ссылки на работы, отобранные для участия в выставке, выделены жирным.

Итак.

Комиксы-2014:

Военные приключения Перешлёпкина и Чашкина - ну что я могу сказать: физически больно читать что-то мне бывает крайне редко. Так что молодец, автор, хвалю за достижение. Этот комикс представляет собой уникальную точку идеального соответствия. Композиция тут идеально соответствует сюжету, идеально соответствует ритму, идеально соответствует рисунку, идеально соответствует покраске, идеально соответствует работе с текстом, идеально соответствует идее. И все они, в свою очередь, идеально соответствуют друг другу. Мы, дамы, господа и прочие, имеем дело с зенитом гармонии. Осталось выяснить, что именно сделали автору дети, которым это предлагается читать.
То есть, ну да, конечно же, я могла бы тут поговорить о неумелом дребезжании линий, о градиентах, об уходящий в далёкий минус детализации, о воинствующей перегруженности, об, о да, оскорбительном "сюжете", но, но... но вы посмотрите на это, ну правда.

<< Ф.И. >> - очень симпатичный рисунок. Покраска, на мой вкус, его слегка портит: я понимаю, почему она такая, что именно пытался сделать автор, но, всё-таки, чуть больше контрастности бы не помешало. Особенно на последней странице: если то, что "ушастые" сливаются с окружающим их миром можно понять, то "другое племя"... хотя, кто знает, может быть я мыслю клише, и очевидное художественное решение тут вовсе не обязательно было бы лучшим. В любом случае, тут надо смотреть дальше.
Сперва мне показалось, что с текстом, точнее с баллонами есть проблемы, но нет, баллоны в порядке, тут дело в раскадровке, которая для таких плавных переходов слишком рваная. Иными словами, действие кажется более единым, одноплановым, чем оно содержательно является, и это создаёт фрустрирующий диссонанс.
Но это, если что, скорее... недоработки, до серьёзных недостатков им ещё расти и расти. В целом - очень качественный задел для неплохого детского комикса.
И заметьте, я ни слова не сказала про традиционные для детской литературы отвратительные гендерные стереотипы, при том что сходу они там ой как есть.

Подгорный бой – второй кадр девятой страницы: ой как грубо. Чистый функционал, аж кости торчат. Что хотели сказать нам авторы, понятно, а с кем и зачем говорит эта женщина диегетически, внутри произведения? И нет, для внезапного постукивания по четвёртой стене это сделано недостаточно умело. И снова эта болезненная любовь создателей комиксов к эффектным кадрам. То есть, разумеется, болезненная любовь к эффектным сценам свойственна и кино, и книгам, и видеоиграм, и много чему ещё, но в комиксах болезненность проявляется едва ли не ярче всего. Разбивка повествования по кадрам тут с лёгкостью может сыграть с автором злую шутку, создав иллюзию самостоятельности отдельных кадров, их оторванности от комикса вообще и от буквально соседних кадров в частности. И мы получаем кадр эффектный, но вызывающий сильное недоумение в рамках повествования. Вроде, к примеру, срывающегося с места зверя, который на цепях тащит за собой тех, кто пару кадров назад за эти самые цепи уже не держался.
Мелочи? Придираюсь? Ну да, мелочи. Как и зачем-то даже не размыкающаяся, а рвущаяся декоративная (что? Это явно не одна из тех цепей, которые нам покажут чуть позже) цепочка на седьмой странице. Как и постоянно меняющиеся детали «брони» героини. Как и не особо замаскированная очень приятной покраской непоследовательная анатомия.
Непоследовательность – не смертельный грех. Но проще всего её простить там, где рисунок лёгок, летит и прыгает. Здесь явно не тот случай, и тяжеловесность, плотность в каждом отдельном кадре чаще всего весьма приятного изображения выпячивает каждую новую внезапность, создавая в итоге гнетущее впечатление бестолковой раздолбанности цветной махины. Ситуацию усугубляет примитивная ритмика визуального повествования: действие – реакция крупным планом – пояснение – действие – пояснение – реакция крупным планом…
Сюжет обладает некоторым потенциалом, но пока что откровенно банален (и потенциально банально-дыряв: почему именно на демонстративный бой к особо героической принцессе выпускают неожиданного монстра? И почему особо героическая принцесса выдаёт реакции категорического новичка?).
Но. Но по меркам этого конкурса это всё равно завидный уровень. Что… ну да.

Пастушка- Реонаро, Америта и их дядя Архип. Что в комиксе, автор которого, ничтоже сумняшеся помещает в один разговор людей предположительно одного круга и социального слоя реплики «Не так-то просто энто! Ведь тикая кого цапнет, тот в зверя вскорости и превратится» и «Что ж… Тогда начнём зачистку прямо сейчас», вполне ожидаемо. Тут, конечно, всерьёз что-то высказывать просто неудобно, самая большая услуга, которую можно оказать автору – притвориться, что этой вещи попросту нет. Слова, оформление текста, рисунок, раскадровка, покраска… в общем, давайте замнём.

Как стать морским царём – пару лет назад я бы сказала, что это – не комикс. С тех пор я пережила… некоторое расширение осознания медиума. Комикс, окей, ладно. Имеющий больше отношения к инфоргафике и графическому дизайну в духе, ну например, ван Тоорна, чем к «повествовательным рисункам» Айснера, но ну их, эти рамки. Мне понятно, что именно пыталась сделать авторка (ну, кто хочет затеять спор о существовании этого слова?), но… скажем так, даже если не задаваться вопросом о том, не протух ли сам по себе этот стиль, не слишком ли он «тридцать лет назад» и (пока ещё) не в хорошем смысле, есть чувство, что этот коллаж слишком слишком, что перейдена некоторая граница равновесия, и ритм вспышек стилевого смыслового наполнения рассыпается в хаос демонстративного разнообразия.

Джин – так, я не поняла, а джин-то где? Ну или хотя бы тоник? Знаю, знаю, но эй! На первой странице переход в середине откровенно плохой, ничто ни до ни после в комиксе не объясняет такой резкий рывок, есть ощущение, что отсюда вырвали минимум пару кадров. Рисунку не помешал бы контур появнее, тот, что имеется сейчас, создаёт ощущение раскрашенного наброска. Оформление панелей крайне ригидное и блокирует динамику даже, пожалуй, сильнее, чем это делал бы жёсткий тройной или, там, девятерной грид. При в остальном таких приятных задниках удивляет плоское, максимум еле-еле градиентное небо, удивляет настолько, что задумываешься, не сознательный ли это выбор. Рисунок в остальном – слегка безликий середнячок европейского мейнстрима, что, надо сказать, по нашим меркам очень круто. Сюжет… ну, может в рамках большой работы это и смотрится поживее, а так – легионы-их-таких пародийное фэнтези эпохи ролевых игр. Ну, знаете, такое, с «иронией».

Ангелы – внимание вопрос: что тут хуже – покраска или контур? Что в сочетании они ужасны очевидно, но что тут винить сильнее, я пока определиться не могу. В покраске есть проблески – сидящая в нижней половине первой страницы девушка по меркам околосупергероического пластика неплоха, но в большинстве случаев мы имеем дело с пятнами мутных градиентов. Контур… контур тут, кажется, используется исключительно для того, чтобы выделить детали и очертания, передать которые только цветом автор… не готов. В итоге получается ни то ни сё, особенно с людьми: чёткими воспринимаются только редкие специально отмеченные тонкими линиями места, а под остальной приглушённо бликующей поверхностью тел как будто бы нет ни костей, ни мышц. Проблемы автора с человеческими телами на этом не заканчиваются: в позах тут тоже разброд и шатание – бессознательное тело, утягиваемое вниз так выглядеть будет вряд ли, ну а переломанные во имя демонстрации бюста спины и смещённый ради того же центр тяжести – это уже в общем-то классика. Кстати о бюстах: они в показываемом автором мире бывают невероятно пышные и невероятно пышные. Разнообразие! Почти такое же, как в задниках, которые бывают утащенными с фотографий и градиентами! Обрисовкой, кстати, сильно несёт и от некоторых лиц. Будь у меня желание продолжать, разговор о динамике и раскадровке вышел бы очень печальным, как и разговор о сюжете про лишённого индивидуальности внезапного попаданца и полных топорной экспозиции диалогов.

Король опарышей – очень перегруженные страницы, забитые притом на удивление пустыми кадрами. Страницы с четвёртой становится лучше, но впечатление уже создано. Усугубляемая дорожащей кривостью царапающая неприятность рисунка в общем оправдывается сюжетом, но как раз сюжет автор не вытянул. Мог бы быть относительно пристойный сюрреалистический юмористический хоррор а-ля рюсс, а вышло вялое при всей внезапности отдельных эпизодов непонятно что. И стиль отточить не помешает.

Последние сутки – отлично. Ну то есть может быть местами слегка грязновато, и хорошо собранный, но растущий из крайне избитой идеи сюжет не то чтобы нашёл во мне отклик, но это всё-таки вкусовщина. Если отвлечься от неё, то работа хорошая, завидный уровень, автор молодец. Эмоции, динамика – всё на месте. Уверенные, просчитанные линии, не создающие притом ощущения скованности. Имею небольшие претензии к шрифту названия, ну да ладно.

Архитекторы – о, индианаджонс. Ну или что-то около того, с слегка скованными, но по меркам обозримого поля достойными диалогами. Знаете, что меня раздражало, пока я это читала? Звёздочки. Да-да, я понимаю, что с большой вероятностью в полном варианте к каждой из них в конце полного комикса прицеплено примечание. Но в выложенном виде это… ну да. По рисунку: контрастность автором прибита зря, в этом стиле становится важен каждый проблеск белизны, каждая граница между объёмами пустыми и залитыми цветом, и белая пелена делает комикс угнетающе-малоразборчивым. Миньола одновременно виден и не виден: при всём обилии тяжелых, тёмных монохромных пространств его рисунок отличается удивительной лёгкостью, динамизмом и завидной энергией. Тут… тут этого нет. Происходящее на первой странице за счёт раскадровки малопонятно. И, э… первая советская супергероиня Зайка? Если страницы не перепутаны местами, то признаю: эта шутка для меня слишком тонка. При всё том комикс приличный, но правда, ну зачем этот туман.

Та, которая уснула – почему-то этот рисунок напомнил мне об Эмме Риос. Слегка. Но, конечно, до того уровня автору ещё расти, расти, расти и расти. Пока что мы имеем дело с гуляющими пропорциями, расплывающимися деталями, среди которых, например, лица, временами сомнительной перспективой, обескураживающе пустыми (когда они не пустые, всё совсем плохо) задниками и на редкость неуклюжей раскадровкой. Сочетать настолько жёсткие границы панелей с настолько текучим рисунком, конечно, можно, но это снова пока не уровень этого автора. Сюжет несколько оборван и предсказуем до последней буквы, традиция использовать глаголы как звуковые эффекты всё ещё вызывает у меня крайне нехорошие эмоции. Но потенциал однозначно есть. Некоторых авторов не спасёт никакой опыт, помочь может только чудо, тут же для качественного прыжка может хватить пары лет осознанной работы.


Джиннодилемма. 2014 – вот кстати о растущих авторах. Я вообще стараюсь не смотреть на имена и ники, но после какого-то момента определённых авторов начинаешь узнавать. Нет, этот рисунок на данном этапе всё равно не моя чашка чая, но тот самый прыжок был однозначно сделан, и это очень с технической стороны впечатляющая работа. Это, ну, красиво. Эти объёмы, чёрт! И выдержанно. И течение, ритм истории прекрасно сочетается с течением (в данном случае это очень подходящее слово) и ритмом рисунка. Пожалуй, единственная претензия к визуальной части тут – местами некоторая перегруженность страниц кадрами. Кажется, автора слегка подвело чувство меры, и от того комикс иногда разваливается в фрагментарность. Сюжет – необязательная сказка, которую, снова на мой вкус, слегка заваливает попытка пошутить в конце.

Портрет – о эти градиенты. Вся моя жизнь – градиенты. Весь этот мир – градиенты. Вся Вселенная – градиенты. ГРАДИЕНТЫ. Эй, они способны оживить до схематичности простой и притом прелестно-безликий рисунок и одновременно полностью заменить собой задники! Ура градиентам! Чем проще, тем лучше! Градиент: лучше просто заливки! Всё остальное в этом комиксе вполне на своём месте среди всех этих градиентов.

Опознанные Стихийные Явления или О.С.Я. – у меня есть крайне важный и абсолютно серьёзный вопрос, на который мне очень хочется знать ответ: что я сделала автору? За что именно этот конкретный автор меня настолько ненавидит, никто не в курсе? Потому что же не может это быть просто так, правда? Это – очевидный акт ненависти лично ко мне, и теперь мне придётся жить, зная, что это существует. Мне и всем вам. Спасибо миру за то, что в нём ещё есть алкоголь.

Киномонстры – с одной стороны, правда во всём этом без вопросов есть. С другой... пусть первый бросит в меня камень и всё такое, понимаете, о чём я? Ну да ладно. Содержательно комикс вполне умеренно-забавен, формой – уместно-лаконичен. Над оформлением текста надо ещё поработать – первые две и последняя страницы не очень удачны, и лица при ракурсе отличном от фаса у автора насколько плывут. Работа с цветом неплохая. В общем, довольно крепко. Профессионально.

Красные Ракетчики – «Ларичев, далеко не единственный из российских деятелей культуры считавший эту форму вторичной по отношению к другим, возможно более «высоким» видам искусства, видел [выставку комиксов] как своего рода набросок, временный заместитель его настоящей идеи, призванный дать зрителям представление о настоящем произведении (фильме)» (José Alaniz “Comics Art in Russia”, 2010, перевод мой). «Хорошая раскадровка к будущему фильму», да? Заметно. Ну то есть заметно, что раскадровка, словом «хорошая» я бы на месте автора вот так просто не бросалась. Комикс собран из неловких, заполненных скованными в выставленных парой кликов позах фигур и жёстких, мёртвых объёмов. «Секвенциальность», о которой так прочувственно вещали, среди прочих, Айснер и МакКлауд здесь, кажется, отсутствует как идея, создаётся впечатление, что каждый кадр для автора является прежде всего знаком, намёткой, транслирующей послание «а вот тут будет как-то так», а уж во вторую очередь (если и вообще) самостоятельным полноценным носителем идейно-визуальной информации и уж тем более элементом единого самостоятельного повествования. Добавьте к нему ленивую, «на от… стань» работу с текстом и откровенно ленивый, с виду заимствующий, кажется, все штампы историй про мистико-фанстастическх нацистов сюжет, и итог довольно печален. В эти дни я весьма далека от моего формалистского пуризма двухлетней давности, но всему есть предел.

Buzzard Rock: The Night of the Great Duel – рисунок не лишён определённого… подросткового обаяния. Да, с индивидуальностью тут плоховато, и особенности стиля не всегда оправдывают сомнительную анатомию (понятно, что изображение кисти человеческой руки – та ещё задача для художника, но если не получается с ней справиться, то переосмысление кадра представляется более уважительным по отношению к читателям выходом, чем «так сойдёт»), но всё-таки. Цвет… работает. К сожалению, на этом любые хотя бы относительно положительные слова про этот комикс у меня заканчиваются. Дело в том, что из-за никудышной, на корню уничтожающей как любую потенциально присущую рисунку динамику, так и в общем-то сюжет, который только на этой теоретической динамике и мог бы держаться. Проблема здесь в определённом смысле противоположна одной из проблем «Красных Ракетчиков» - если там автор стремился прежде всего пунктиром дать представление о том, что происходит, не оценивая именно показываемое как самостоятельную художественную единицу, то тут происходящее как будто растворяется, освобождая место для отдельных эффектных планов и красивых ракурсов. Конечно, можно порассуждать о том, что присущей людям склонности к обнаружению паттернов вполне достаточно, чтобы превратить в квази-повествование любую последовательность, но насколько именно реконструированная таким образом картинка будет отличаться от авторской задумки? И… ладно, ладно, завязываю. В данном конкретном случае важно вот что: напряжённости мгновенной вражды молниеносно переходящей в яростное вынужденное сотрудничество не вышло. Вышла какофония. И заметьте, я даже не начала говорить о неоригинальности даже лучших моментов этой работы, о стандартной «эффектности ракурсов» и предсказуемой обрезке отдельных кадров. Но зато, тут (в отличие от тех же «Ракетчиков») есть целая одна женщина, смерть которой отправляет героев в бой. Холодильник, я полагаю, тоже есть, где-то за границами кадров.

Жертва – ох, опять эта цветовая гамма. Я понимаю, что это такое совпадение, но, правда, надоело. Хаотично, рисунок не очень разборчив, возможно из-за нечёткости, разборчив, работа с текстом традиционно так себе (в русских комиксов есть две традиции оформления текста: «ужасно» и «так себе»). Сюжет вида «вот вам говорящие всякие слова люди, на которых нам всем плевать, а вот они и сдохли », с войной для драматизма и местом военных действий для экзотики. То, что кажется автору заумными рассуждениями, комиксу не помогает, зато помогает некоторая орнаментальность, из-за которой расслабленный взгляд воспринимает работу как приятную узорчатую абстракцию.

Моя история – о, пони. Мне плевать на пони. «В чём разница этого мира от того, где вы были», - сразу видно, что у этого комикса есть отдельный человек-текстовый редактор. Скажите мне, кто-нибудь: если бы мне не было плевать на пони, я бы нашла в этом комиксе смысл? Потому что сейчас я там вижу лениво-плавающий (при том что, как показывают отдельные кадры, задатки для как минимум гладкой грамотной мультипликационности у автора есть) рисунок, причём лениво-плавающий в изображениях персонажей, всё прочее сделано по принципу «размажем и сойдёт», крайне хаотичное наслоение штампов из аниме низкого пошиба, залакированное диалогами, представить которые произносимыми живыми существами попросту невозможно, и сюжет, вопросов к которому не возникает исключительно потому, что организм противится уделению хотя бы пары моментов размышлениям о прочитанном.

Деньги – обычно я говорю, что не смотрю на имена авторов. Это, разумеется, не совсем так: да, я стараюсь очищать мозг от предубеждений, но некоторые вещи просто запоминаются. Вот например про этого автора я, не подглядывая, помню, что в прошлый раз, прочитав для меня вторую его работу, я написала, что это один из тех редких случаев, когда хочется просто, прямо и жёстко сказать: больше не надо, совсем. Но Вселенная пока ещё не всегда слушает меня, и это… что я там говорила в две тысячи двенадцатом? Жалкое подобие худшего «Имейджа» середины девяностых? Что-то в этом роде, всё ещё с нами. Отрицать, что у этого автора есть свой, характерный, узнаваемый, яркий, стиль невозможно. Также невозможно отрицать, что этот стиль не предполагает сколь-нибудь умелой покраски, понимания пространства кадра и структуры страницы и хоть какое-то разнообразие в обращении с контуром. Добавьте сюда не в хорошем смысле специфическое понимание анатомии, любопытные отношения с языком, угрюмо-банальные представления об интересном сюжете и категорическое неумение изобразить живых существ с отличными друг от друга характерами и личностями, и мы получим то, что имеем. Ну конечно же, это не самая худшая работа на конкурсе. Год назад работа тоже не была самой худшей. Как и два года назад. Но это, это... Знаете, есть, навскидку, пожалуй, только один другой «КомМиссионный» автор, итоги наблюдения за которым в динамике я могу выразить тем же самым словом: удручает.

Сказка об Иване и молодильных яблоках – покраска откровенно плоха. Даже не плоскостью, тут объём в общем-то и не нужен, скорее… мягче надо. Контур очень жёсткий, покраска (в основном) заливкой окончательно превращает его в любительскую раскраску. С самим контуром при этом есть отдельная проблема: для этой самой жёсткости он уж слишком дрожит.
Вообще рисунок тут страдает от довольно типичной для творчества-художников-самоучек проблемы: везде, кроме может быть простейших стереометрических форм, в рисунке совершенно отсутствует ощущение объёма, обозначаемого контуром содержания. Как будто бы автор рисует не людей и предметы, а изображения людей и предметов. Это только усиливает и так довольно резкий привкус перерисовки: есть ощущение, что нам кажется, что мы это уже где-то видели, именно потому, что мы именно это уже совершенно точно где-то видели. Особенно этого кролика и этого кота. На фоне всего этого не сочетающиеся с рисунком градиентные разводы неба практически и не смущают. Как и отдельные смешные недочёты: какого там размера камешек, сделавший «Бум» на последней странице? Потому что если иметь в иду законы перспективы, то герой, одной рукой запросто бросивший эту глыбу, дракона мог бы в прямом смысле порвать и без всяких ухищрений. Добавить сюда сюжет, представляющий собой лишённый любого обаяния первоисточника пунктирный пересказ сказки, учесть искусственный скованный диалог и балансирующую на грани компетентности раскадровку, и в сумме мы получим своеобразную «копию с копии с копии», по-своему старательную, но не особо умелую попытку создать некое подобие крепкого и профессионально-безвкусного… продукта.


Назад за новостями – итак, уточните, если я не права: журналисты, имеющие доступ к машине времени, получают сценарий некоторого события, и отправляются в прошлое, чтобы заснять уникальный материал, так? Хорошо, ладно, допустим. А… зачем? Чтобы иметь видео лучшего качества, чем непонятные «ролики с мобилы на Ютубе»? И в итоге журналисты получили эксклюзивный материал о природной катастрофе, по итогам которой жертв нет? Ну… ладно. А ведь, я хочу сказать, мысль то интересная. Может и не особо оригинальная, но теоретически интересная. К сожалению, у автора не хватает ни фантазии для того, чтобы глубже чем на миллиметр ковырнуть мир научно-фантастическим допущением, ни яда для того, чтобы всё тем же самым допущением поиздеваться над внутренностями пусть даже и не общества, но хотя бы конкретной профессии. И нет, вяленькое «можно распорядиться по-другому…» от одного из безликих персонажей не считается. В приличное оформление текста автор совсем не верит: слова висят в пузырях настолько неуклюже, что иногда их заваливает в ту или иную сторону. Рисунок – изобилующая нервирующими пустотами несколько лишённая индивидуальности но сравнительно пристойная карикатуристика – на странице с самим «событием» становится совсем печальным: ни масштаба, ни эффекта. Потенциал идеи жаль.

Невеста – ох. Ох. Ну. Ну это. Ну что за. Ладно, ладно, я сильная, я могу, я поднялась пешком на гору, я закрыла многомиллионную сделку вечером тридцать первого декабря, я дралась с гопником ночью на улице, я могу.
Итак. Этот комикс. Он комикс.
Есть. Он есть. Он нарисован. Милыми дрожащими линиями. И покрашен. Градиентами, потому что все любят градиенты. И разбит на кадры, которые даже местами кажутся чем-то связанными. Иногда.
И в этом комиксе есть сюжет какой-то. И персонажи. Кажется.
И…
Нет, хватит.
Простите, гора была проще.

Madame – нда. Нет, рисунок отличный. Немного на мой вкус недостаточно… чёткий, отполированный что ли, но это именно что на мой вкус. Из множества хороших вещей одни находят во мне больший отклик, чем другие, как-то так. Если отвлечься от сугубо личных предпочтений, то эти текучие изгибы шероховатых вихрей просто замечательны. Это растворение без размывания и дрожь карандашного марева – восхитительно.
Но.
Но есть ещё и текст. Скажу сразу: оформление текста меня устраивает абсолютно, не в оформлении дело. И не в том, что условно понятным сюжет делает только его встроенность в контекст. Ну, знаете, то, что варящиеся в определённом культурном пространстве люди, потребившие прямо или косвенно некоторое количество художественных повествований определённого рода, в общем-то способны из нескольких деталей примерно, с точностью плюс-минус достроить, дорисовать в собственном воображении полную картину. В этом может быть определённая прелесть, и, повторюсь, дело не в этом.
Дело в… нда. Знаете, мне очень не хочется предъявлять эту претензию, потому что мне хотелось бы думать, что я, отойдя от уже упоминавшегося формалистского пуризма, её переросла, но я её предъявлю. Здесь и в отношении ещё как минимум одной работы. Итак: это не комикс.
Нет, ну правда. Какую конкретно нагрузку, кроме банально-декоративной, несёт тут рисунок? Где она, снова обращаясь к Айснеру, МакКлауду и прочим, повествовательность изображения, а? Зачем и почему на изображение «Мадам» буквально наложен текст, описывающий, как она выглядит? И не говорите мне, что это задвоение является приёмом, несёт собственный смысл. Не поверю. Не тут. И так во всей работе, до самой последней страницы.
Как-то один человек (с очевидно мазохистскими наклонностями) спросил, что я думаю о его комиксе. Я ответила множеством слов, которые, помимо прочего, выражали вот какую мысль: когда комикс собран из хороших, красивых, с выраженным авторским стилем рисунков, многие уже только поэтому объявят его хорошим. Но, ну. Нет.

Nemo – ладно, хорошо, притворимся, что то, что страницы перепутаны, я не заметила. Притвориться, что «Уолдо» на последней странице – не самое смешное в этом комиксе, не получится. Рисунок – дитя влияний ста тысяч вебкомиксов. Линии местами слишком тонкие, воздушность этому стилю ни к чему, а вот чуть более тяжёлая чёткость не помешала бы. Индивидуальности маловато, но если поработать над шутками, может получиться внятный стрип среднего уровня. За оформление текста без шуток спасибо, в кои-то веки.

Волшебная рыба – ой, эта обложка. Вот кому может прийти в голову, что так оформленный текст поверх такого рисунка – хорошая идея, а? Текст в пузырях с рисунком несколько меньше, но всё-таки тоже диссонирует. Если уж где и нужны (пусть неровные, шероховатые, неидеальные) нарисованные от руки буквы – то это тут. Рисунок – слегка кислотный примитивизм с нарочито неловкими фигурками расставленными по еле-еле расчерченной полунамёками на среду воздушной плоскости. В этом есть некоторая приятность спокойной фантазии, не детской, но такой, какой детскую фантазию представляют себе взрослые. К сожалению атмосферу разрушают сюжет, особенно внезапно слишком зубастая (для выбранного жанра) концовка, и некоторые детали, вроде вносящей поразительную дисгармонию клички «Флаффи». Кто знает, может быть пропущенная страница и помогла бы, но что-то я сомневаюсь.

Рабинович. – последняя страница прилетела к нам непонятно откуда. В общем это… довольно интересно. Этакий Дали для тринадцатилеток, ну или разведённые до гомеопатических доз первые номера Zap Comix 60-х. Осмысленности тут, конечно же, крайне мало, текст оформлен привычно-отвратительно, большинство шуток не особенно удачно, но, увы, на существующем поле приходится ценить саму попытку.

Красный конь. 2014 – женоненавистничество главного героя, ну то есть обоих главных героев, делает их в моих глазах особенно привлекательными, сами понимаете. Рисунок скованный, позы неловкие, герои временами выглядят срисовкой расставленных в 3D позере марионеток. Динамика отсутствует как идея, раскадровка уныло-прямолинейна, шрифт зубодробительно-стандартный, покраска, видимо, предполагалась лёгкой и ненавязчивой, но на деле невнятна. Сюжет… ну да, глава из середины чего-то там. Чего-то, что, надеюсь, объясняет поведение единственной женщины этого комикса. Иными словами, автор очень близок к грани компетентности… но всё-таки до неё самой пока не дошёл. Об «обложке» даже и говорить не хочется: слишком хорошо она демонстрирует нам всё, что автор не знает о композиции. И да, Амур не равен херувиму, правда.

Найду! – опять это мерзкое «Прыг!». Нет, не смирюсь. И опять этот обожаемый всеми шрифт на «отстаньте», который всё про то же: подражая какому-то стилю, реализуя свой замысел чужими наработками, авторы автоматически используют своеобычности не первоисточника, а его доступных переложений. В данном случае – переводов манги. Да, это, особенно, как здесь, в сочетании с крепкой техникой, может вполне успешно создавать у читателя временами очень полезное подспудное впечатление не просто принадлежности вещи к определённой традиции внутри медиума, но и легитимации её переложением. Это нечто, что выглядит так, как будто бы его сочли достаточно хорошим, чтобы потратить как минимум время на перевод. У нас есть как минимум одна, не осознаваемая, но воспринимаемая, рекомендация. Вряд ли такие вещи сколь-нибудь часто делаются авторами полностью осознанно, но, вполне возможно, представление о том "как сделать лучше" формируется в том числе вот этим эффектом, воздействие которого не рефлексируется, и...
Стоп, хватит. Простите отвлеклась. Комикс. Техника рисунка, как я уже сказала, на первый взгляд, вполне крепкая. Второй взгляд цепляется за слабоватые... можно сказать "задники", но правильнее будет "всё, кроме главного героя". Где-то (седьмая страница) всё ещё более-менее пристойно, а где-то (первый кадр пятой страницы) просто по-детсадовски некомпетентно. На последней странице автор, эффектного кадра ради, демонстрирует печальное пренебрежение показанным буквально на той же странице интерьером комнаты. Я начинаю думать, что любовь к эффектным кадрам - зло. История... ну, мне автор эту интригу не продал. Слишком мало зацепок, слишком мало связок, слишком мало причин интересоваться происходящим. Да, наличие у главного героя лица могло бы помочь. А может и нет. "Голос за кадром", подозреваю, должен был быть именно настолько раздражающим, но даже при чётком соответствии авторскому замыслу, желания читать дальше он не добавляет.

Zombie Slayer (2014) Первая глава/эпизод – приз тому, кто сможет, основываясь на сочетании реплик диалога с выражениями лиц и поз героев, понять, что же эти люди имеют в виду в каждый конкретный момент времени. Начать рекомендую со второго кадра четвёртой страницы. То есть, понимаете, это диссонанс уровня даже не плохой актёрской игры, а плохой актёрской игры в плохой пародии. Отдельное спасибо автору за зомби-насильников. Нет, ну а правда: почему именно с героини сдирают одежду? То есть внедиегетически понятно почему: ровно потому же, почему женщина с таким размером груди не носит бюстгальтер. А И да, я понимаю, что только что скатилась к претензиям, чаще всего выставляемых плохо собранному из примитивных штампов, ориентированному на бурлящих гормонами подростков не моего пола жанровому мейнстриму, но раз уж оно ходит как утка… И раз уж я начала, посмеявшись над меняющей форму и размер зелёной тельняшке, задам вот какой вопрос: откуда именно в спрятанной в лесу избушке, где в отдалении от людей жил одинокий старый лесник, нашлась женская одежда? Я хочу сказать: будь я на месте героини, не уверена, что этот чувак казался бы мне сильно безопаснее зомби-мутантов.
Если опустить совершенный провал с (разумеется лишёнными даже намёка на индивидуальность) персонажами, то можно отметить кое-что положительное: сочетание дёрганных линий и кислотной покраски придаёт рисунку завидную энергию. Кажется, что этот комикс стремительно «выплёскивался» из автора. Это, в свою очередь, придаёт работе некий, пусть и с довольно мерзким идеологическим привкусом, наивный шарм неотрефлексированного трэша, который почти не разрушает откровенно халтурное (в худшем, стерилизованно-коммерческом варианте) оформление текста.



Неизлечимая болезнь.2014 – мой ассоциативный запас довольно небогат, и потому эти дрожащие линии в очередной раз заставляют меня вспомнить Джеффри Брауна. Ну и совсем немного - Тома Харта. Рисунок балансирует на гране настоящей дрожащей искренности и её манерной имитации, налепленный сверху агрессивно-никакой, коммерческий шрифт заставляет сомневаться в базовой компетентности художника, сюжет в плохом смысле, до невнятности, набросочен. Но всё же в этом что-то есть, та самая вероятность дребезжаще-свежей авторской честности, настоящего чувства пронзительных пространств. Работа слаба, но мне хотелось бы посмотреть на то, что этот автор будет делать в дальнейшем.

Вакуумные коты – котики. Про котиков – это ведь всегда весело и интересно, даже если ничего интересного и нет, так? У меня две кошки, и я вот уже много лет как понимаю, что чего-то не понимаю. То есть ну. Пристойно нарисованная (но покрашенная лучше) разболтанная визуально-повествовательно и скомканная содержательно экшен-сцена. Без характеров, без персонажей, без причин волноваться об исходе. Ни о чём и ни к чему. Про котиков.

Экзамен – и снова завал потенциала идеи дошкольно-посредственным рисунком, топорными визуальными приёмами и неумением работать с нарративным ритмом. Страницы откровенно перегружены, обилие кадров мешает погрузиться в происходящее, и потому неожиданный выверт последней страницы и в четверть не настолько эффектен, настолько мог бы быть. От нас хотят философской грусти, а получается мимолётное «хм».

Прогулки в моих снах – а расскажите мне кто-нибудь, как героиня ухитрилась нарисовать это на стене? Потому что, как показано на третьей странице, рука её должна еле-еле доставать до груди «автопортрета». Рисунок – любительская недоманга, неудачно пытающаяся прикрыть навязчиво плоской при общем неплохом чувстве цвета покраской фотошопными потёками ученическую примитивность линий и раздражающую кривость фигур. Сюжет – сопливая сентиментальщина без единого вздоха оригинальности.

Ивановские острова – слишком набросочно для такого тяжеловесного подхода к покраске. Линия не выдерживает массив покраски, расплющивается под ним, теряя всю свою летучесть, и вместо живого рисунка мы получаем какофонию штрихов и пятен. Страницы периодически перегружены, кадров много, при этом сами кадры, если отвлечься от общей пятнистости, пустоваты. Сюжет, ну. «Вот как я убил несколько десятков, если не сотен, если не тысяч человек», - но если не плеваться ядом, то шутка вполне милая. Громоздкая экспозиция в начале, сумбурное, но в целом достойное развитие событий, начиная с страницы третьей.

Битва – потому что даже в фантазиях дошкольников женщина может быть только безымянной блондинкой, роль которой сводится к декольте, оправданию крайне неловкой экспозиции, фону для шуток про члены (!) и проникновенных вздохах о «любимом»! Тут, конечно, можно усмотреть едкую подколку в адрес штампов массовой культуры, плотно засевшим даже в тех головах, чьи обладатели не то чтобы в курсе, что это и к чему, но подозреваю, имелось в виду не это. В остальном – пристойно, хотя происходящее часто и малопонятно. Хороший запах плакатов начала века, приятная околокубистская угловатость. Нагроможённость фигур слегка угнетает, но скорее именно что слегка. Текст, разумеется, оформлен отвратно, и на реплики живых людей диалоги похожи весьма условно, но к этому, думаю, мы все уже привыкли.

Plague doctor – какая… старательная мертвечина. Технический уровень реально очень высок. Ну да, с пропорциями, с анатомией людей, этих странных коренастиков, тут часто происходит что-то не то. Ну да, умеренность явно не лежит в основе подхода к раскадровке. Но это, будем честными, мелочи.
Не мелочь - категорическое отсутствие динамики, как секвенциальной, так и внутрикадровой. Посмотрите на, например, сцену драки: это не причиняющие друг другу боль люди, это расставленные в нужные позы манекены со старательно вылепленными масками лиц. Даже показанное «в лоб» движение, как например, на седьмой странице, выглядит зарисовкой о внутренней кухне анимации стоп-моушен (с этой ладонью, впрочем, проблема ещё и в том, что действие понятно не особо, и «замедление» непонимание только усиливает – как будто что-то было грубо выдернуто между третьим и пятым кадром последовательности).
Сюжет страдает от интересной болезни, которую я, кажется, только сейчас и начала опознавать: степень повествовательной декомпрессии боя и того, что происходит до него, настолько разная, что их сочетание обескураживает, и одно оказывается беготнёй «на отстаньте», а другое – театрализованным позированием с манерной выверенностью каждого жеста.

Crimson – неплохо сделано. Лично я – не большой любитель настолько грубо-плывущих объёмов, но это лично я. Так тут и контур и прекрасный звонко-прозрачный, стремительный акварельный цвет, и композиция на высоте. Общее качество исполнения вполне позволяет представить эту вещь в составе какого-нибудь сборника, вроде почившего Flight. Но при этом возникает вопрос о целевой аудитории. Если утрировать, то комик одновременно слишком и недостаточно взрослый. Сюжет гипотетически вполне подходит для полноценной «тёмной» постмодернистской сказки, но раскрыт он настолько лёгкими мазками, что любитель таких игр с большой вероятностью уйдёт неудовлетворённым. Нас как будто поманили неоднозначностью происходящего… и бросили даже не в середине пути, а в трёх шагах от его начала. Но манка этого вполне хватит на то, чтобы испортить удовольствие любителям более традиционного прочтения… ну или родителям, считающим, что их дети к выходу за определённые рамки пока не готовы.

Бандит на час – о эти лица, прыгнувшие на свои черепа из какого-то совсем другого измерения. Правда, тут, подозреваю, эффект создаётся вполне сознательно: от этой вещи очень сильно пахнет бесконечными тролль-мемами и иже с ними. Может быть дело как раз в этом, но тут создаётся очень стойкое впечатление, что содержание банально не дотягивает до исполнения, что в случае данной конкретной шутки комедийный потенциал рисунка, с виду кажущегося скучно-правильным классической искусностью, но испускающего притом отчетливые деконструкционистские вибрации, попросту растрачен зря. Уж на что глазозакатывательно (это слово существует, потому что я так решила) плоска последняя случайная страница, даже она кажется более удачной.

Житель Руин –отсылка к Дали на обложке – неплохое начало. Внутри всё чуть печальнее. С слишком тяжёлой для контура покраской мы дело уже имели, тут ситуация прямо обратная: лёгкость, прозрачность разводов в сочетании с хоть и петляющей, но твёрдой, чёткой и насыщенной линией, создаёт ощущение колышущегося марева, наблюдаемого сквозь стекло, на котором нарисованы силуэты. Конечно, в определённом смысле это ощущение вполне ложится на содержание работы, но лично меня что-то заставляет сомневаться в сознательности применения приёма. Сомневаюсь я также и в том, что «женщина-мечта» должна производить то впечатление, которое она производит: увидев такие глаза, в какую сторону побежали бы лично вы, а? Туда же – кадр с бросанием «визора» на девятой странице. Что за действия и что за эмоции пытается показать нам художник?
В истории вплоть до самого конца присутствует приятная меланхоличная медитативность. Конец… конец её не разрушает, что хорошо и плохо одновременно. Потому что по идее должен бы, но, с другой стороны, явно не достоин.

An deiner Seite – АНГСТ. И крайняя внезапность всего, от путешествия во времени, до пистолета, каким-то образом оказавшегося у современного российского гражданского. Серьёзно, пистолет смущает меня куда больше «ящика Пандры». Можно было бы начать задаваться вопросами как, что, и зачем, но ответы на них не интересны, кажется, даже самому автору. Рисунок – плоская неумелая недоманга и еле-еле подправленные в «Фотошопе» фотографии вместо задников. Ну или градиенты, потому что все любят грёбаные градиенты. А в конце нас ждут светящиеся глаза и недофилософия с недометафизикой. Это было бы обескураживающе, если бы мне не было плевать.

Upd.:


Быть настоящим собой. 2014 – вкусовщина, конечно же, но по мне это бы смотрелось куда лучше, будучи нарисованным карандашом (ну или ручкой, не настолько важно) на бумаге и затем отсканированным. Тут очевидное цифровое происхождение линий несколько диссонирует с общим духом восьмидесятнического камерного инди «на коленке» про прекрасного своей жалкостью маленького человечка, чем-то похожего на автора. Я не то чтобы могу назвать себя однозначной этого жанра фанаткой, но тут, в сочетании с долей прелестного сюрреализма, и на общем фоне, воспринимается оно как глоток свежего воздуха. Ну и, знаете, чистота линий, работа с негативным пространством, фокусировка внимания… Мило, несмотря на всю банальность сюжета.
Последняя страница, правда, завалена. Не вписывается сюда этот спецэффект, хоть убей.

Марко и Бель - о, лысый толстяк и фантастическая красотка с декольте (декольте- главное, что же именно его прикрывает, автор определиться не может), как же я люблю этот штамп! И внезапные непонятные фетишные монашки. Ой, простите, одна фетишная, с радостно мигрирующим от кадра к кадру разрезом подола и непременными чулками на подвязке, а одна ТОЛСТАЯ и НИЗЕНЬКАЯ. Потому что, эй женщины бывают либо гипертрофированными секс-объектами, либо комическими уродинами, уииии!
Почему именно нам должно быть дело до того, что происходит, а? Тут не хватает минимум одной страницы в самом начале, потому что показанное не то чтобы заставляет волноваться о судьбе абсолютно чужих читателю героев. Какая разница, спасутся эти пустышки, или погибнут? Как холодный аттракцион показываемое, впрочем, вполне работает. Грамотная, динамичная экшен-сцена, тут претензий нет. Хотя нет, одна есть: динамизм довольно неудачно гасится рисунком. Размашистость мазков тут очень к месту, но вот расплывчатость местами откровенно ни к чему. Где-то мы имеем размывание картинки движением, но часто скорее возникает ощущение подёрнутости расслабленным туманом. Диссонанс, знаете ли, как с действием, так и с угадываемым солнечным днём этого действия декораций.

Лесная Фея – ээээ… красивая картинка? Скучная, но красивая, кажется.

Идея – топорно, но не лишено некоторого обаяния агрессивного примитивизма, как формального, так и содержательного.

Сова и помада – э… ладно? Ну то есть это либо попытка любительская настолько, что оценивать её как-то даже и неудобно, либо троллинг толстый настолько, что вестись на него как-то даже и неудобно.

I – знаете, бывают такие случаи, когда просто хочется посмотреть в глаза и, прищурившись, поинтересоваться, что именно могло навести на мысль о том, что что-то стоит делать, что что-то – хорошая идея. Итак: что именно навело автора этой работы на мысль о том, что вот это аккуратное сердечко на обложке – хорошая идея? Или диссонанс нагромождения мазков рисунка с вычурной искусственностью филигранного «распадения» буквы названия показался недостаточным, понадобилось внести дополнительную дисгармонию?
Комикс разваливается на две части – терпимую первую, собранную из череды мутно-серых картинок трагически неинтересного пейзажа, сопровождаемой столь же мутным предсказуемо обозначающим жанр экспозиционным нытьём внутреннего монолога героя, и вторую – чуть более живую, но содержащую непристойное количество откровенных ошибок. Вот, например, на пятой странице, сразу: переход между первым и вторым кадром попросту плох, ощущения присутствия всех этих людей в одном помещении не возникает, но зато, особенно после взгляда на следующий кадр, возникает вопрос о том, как это помещение устроено: длина, ширина, расположение (пусть даже перемещающегося) источника света… Следующая картинка показывает нам, что о том, что стены – это именно стены, а не раскрашенные пятнами картонки, по одной на персонажа-двух, автор не то чтобы помнит, а о том, как работают тени, попросту не очень-то знает: сколько источников света, на последнем кадре, у этой комнаты что, три стены? И, заметьте, я даже не трогаю анатомию. Дальше – больше, неловкие фигуры, категорически не соответствующие репликам выражения лиц, кривые задники, некомпетентная раскадровка, плохо оформленный текст, общая мутность всего. Ну и, разумеется, невнятный сюжет из осколков клише. И милые игры с оформлением, этими внезапно разрисованными полями, тут попросту раздражают.

В прошлое с надеждой. – обожаю неумелую карикатуристику! Нет, правда, тут она почти трогательна. Рисунок балансирует на прекрасной грани – он одновременно недостаточно детализирован и недостаточно лаконичен, откровенно топорных, выглаженно-грубых линий, предметов, людей, слишком много для полноценной работы с потенциалом негативного пространства, и слишком мало для того, чтобы показываемое казалось отражением условной, но всё же реальности, полноценно существующей хотя бы в голове у автора. Раскадровка небезнадёжна, но убита анти-динамизмом рисунка. Сюжет в очередной раз скомкан и невнятен одновременно, с тоном огромные проблемы – даже не с постоянством, а с… осмысленным наличием какого-либо подразумеваемого тона. Но сам дед забавный, ну или мог бы быть забавен в лучшем исполнении.

13X – текст в очередной раз оформлен плоховато, шрифт слишком убористо-округл и на последних страницах мешает радоваться в общем грамотной завязке… чего-то там. Вроде бы приятный рисунок в супергероически-«живописном» стиле, пристойная раскадровка, слегка слишком прибитый однотонностью, но всё же достойный динамизм, но, боюсь, для полноценной оценки фрагмент слишком мал.

Карадаг – шутка абсолютно предсказуемая, но реализовано терпимо. То есть, конечно, меняющийся от кадра к кадру рисунок лишён индивидуальности, используемые визуальные приёмы топорны, угнетающих чёрных пятен многовато, местами встречаются непонятности вроде сидящего в собственном кабинете в плаще и шляпе прокурора, а кадры безобразно скучены, но с ритмом тут всё хорошо.

Аврора: другая история – милый, хоть и очевидно сексистский (что? Нет, ну а как предлагаете реагировать на мир, где достаточно фантастического элемента, чтобы иметь Большие Пушки, но недостаточно, чтобы иметь больше одной женщины среди регулярно светящихся в кадре персонажей?) приключенческий стимпанк. Рисунок сыроват, с формами периодически происходят странные искривления (последите за машиной героев во время погони в начале), контур надо бы усилить, раз уж с цветом авторы связываться не хотят, да и с заливкой можно поработать – в плоском рисунке нет ничего плохого, но тут плоскость временами становится набросочной двухмерностью. Шутка с галлюцинирующим раненым студентом безбожно растянута. В остальном – вполне мило, и в кои-то веки меня радует работа с текстом.

Сияние – хорошо. Совершенно не удивлюсь, если этот комикс не будет отмечен на этом этапе конкурса, а осенью возьмёт главный приз. Эффектная, лёгкая для восприятия, в хорошем смысле коммерческая (то есть отлично подходящая для флаеров, футболок, кружек, постеров, ориентированных на крайне широкую аудиторию) графика с уместно-незатейливым сюжетом. Ярко, впечатляюще. Разве что эффект, применённый к краям языков пламени тут всё-таки лишний – рисунок силён чёткостью ярких, понятных закреплённостью в границах пятен цвета, и любое этих границ размывание эффект попросту, ну да, смазывает.

Последняя белка в колесе - это… Понимаете, вот это тот случай, когда хвалить хочется за саму попытку. Комикс страдает от некоторой разболтанности, хаотичности коллекции вырванных фрагментов-образов, хаотичности, которой так и не получается обернуться широким поэтическим высказыванием. Но всё-таки это здорово, хотя бы в отдельных моментах: первый кадр четвёртой страницы невыносимо прекрасен. Последняя страница, правда, откровенно разочаровывает: изображённое на каждом отдельном кадре навязывает восприятие их как хронологической последовательности, и последовательность эта попросту не работает – вряд ли автор хотел, чтобы читатель задумывался, восход нам показывают, или закат. Да-да, это не важно, тут не про то, но восход или закат?!




Рисованные истории только для взрослых 2014:

Последняя печать – вам нравится Крис Клэрмонт? Мне – не очень. То есть он отличный сюжетник, но дурной писатель и… сомнительный сценарист. Я это к чему: мне сказали, что этот комикс написан в его стиле, имея в виду, что это не некомпетентность, это просто такая вот манера, она существует в медиуме, как явление. Ладно, хорошо, но мне это явление не нравится. Это – тот другой комикс, о котором я упоминала, говоря о “Madame”. Вопрос: заветы какой именно религии постановили, что текст на первом кадре первой страницы… нужен? Нет, правда, зачем он там? Тот же вопрос про текст в первой плашке первого кадра страницы следующей. И так далее. Я не то чтобы свято верю в сомнительную заповедь «показывать, а не рассказывать», но в комиксе… в комиксе хотелось бы, чтобы рисунок исполнял чуть большую, чем банально иллюстративную роль. Серьёзно, попытайтесь мысленно убрать рисунок, и добавить к существующему тексту несколько «N сказал», функции которых берут на себя хвосты баллонов. Что, сильно пострадало произведение? Вот именно.
Что, кстати, довольно печально. Потому что рисунок, ну, прекрасен. И шрифт прекрасен. И сюжет неплох. И шутка смешная. И диалоги в общем хорошие. Жаль, что никто не озаботился тем, чтобы сделать из лёгшего в основу комикса рассказа сценарий, тем более сценарий комикса.

Мой секс – крайне симпатичный лубково-рублёный рисунок. Покраска сомнительная, её выдающая очевидное происхождение ровность несколько диссонирует с цеплючими линиями контуров. Заметьте, кстати, с виду тут подход к рисунку в общем-то тоже скорее иллюстраторский, но поводов для упрёков нет. Почему? Из-за того, из-за чего все серьёзные разговоры о якобы существующих как полноценные самостоятельные единицы форме и содержании в искусстве на самом деле являются проявлением категорического непонимания предмета разговора. Форма и содержание (во всяком случае в правильном исполнении) сливаются, перетекают друг в друга, определяют друг друга. Здесь рисунок определяет настроение, создаёт тон произносимых неслышимым голосом автора слов, формирует отношение, передавая отсутствующие в словесном повествовании оттенки. И это очень здорово, и очень к месту в повествовании, представляющем собой неплохой образец истории «простыми словами о сложных эмоциях», той где вступает в силу негативное пространство речи, и достраиваемое читателем, зрителем значение прячется не в том, что произносится, а в том, что не говорится.
Признаюсь: истории вида «моя сексуальная жизнь» в общем вызывают у меня крайне смешанные чувства. В них всегда есть доля эксплуатационности, даже лучшие образцы этого жанра стучат в сердца и мозги аудитории через её вуайеризм, происходит довольно циничная объективация подразумеваемой интимности. Особый статус секса в нашей культуре позволяет нарративно использовать его как эффективный символ-указатель "настоящего", правдивого, чего-то особо глубокого про людей и отношения между ними, но тот же самый особый статус низвергает вытаскиваемые таким образом на обозрение внутренности, обрушивает их к "низкому" и "грязному", к границе физиологического табу, а то и за неё. Проблема использования порнографии как эзопового языка в том, что расшифрованное значение всё равно практически невозможно избавить от порнографического привкуса. Проблема, возможно, как раз в глазах смотрящих, в отношении к сексу, реальному или описываемому, но она есть.
К чему это было? Вот к чему: я смотрю на этот фрагмент, и вижу огромный потенциал этого комикса. Но я также вижу и, помимо всех нужных оговорок, опасность выставленных автором самой себе границ. И мне интересно. И, конечно, возможно, целый, готовый продукт будет попросту не стоит того, чтобы говорить о нём на этом (не особо высоком, что вы) уровне, но, будем честными, сейчас даже потенциал наличия такой возможности в русскоязычном комиксе - ценность. При том что, ну да, иностранными авторами эта дорога пройдена множество самых разнообразных раз.

ХВОРЬ - часть 2 – О как. Очень крепко, хотя с декомпрессией автор слегка переборщил: не знаю как в остальном комиксе, а в этом фрагменте действие плетётся шагом умирающей черепахи. И мне в кои-то веки действительно нравится работа с текстом, наконец-то в использовании этот до оскомины стандартного шрифта есть смысл! Фигуры слегка неуклюже-статичны, но, думаю, через пару лет практики, это уже не будет проблемой. Не идеальный, но всё же очень грамотный жанровый мейнстрим (в североамериканском понимании) как он есть.

Сильвер (из серии Творческий Кризис) – философия от тех, кто плохо представляет, что такое философия. Любовь, откройте свой ум и прочее. И всё это вместе с в лучшем случае ласковой путаницей (подсказка: трансвестизм и гомосексуализм – разные вещи) , а в худшем - гомофобией дурных стереотипов. Рисунок… я испытываю некоторую слабость к ироничному примитивизму, и чувство линии у автора явно есть, но здесь на мой вкус маловато фантазии.

fruit - банан похож на член, член можно, есть и что-то там про красный фруктовый лёд, вообще еда как секс, пугающая притягательность женщины как поглощающе-кастрирующего... ну то есть на уровне образов это очень примитивно. Так, банальная (даже не -пост)фрейдистская зарисовка. Ну, разве что, интересно, что в данном случае нам представлен своеобразный перевёртыш: в качестве сексуального объекта тут в кои-то веки выступает мужчина, точнее безголовый, безрукий, обездвиженный мужской торс, а субъект - женщина. Но на уровне всё тех же образов это, как, собственно, и весь фрейдизм, про и для мужчин, мужские страхи и мужские желания (тут характерно то, что показан тот вид секса, при котором непосредственно-физическое удовольствие получает только мужчина), так что... ну да.
Рисунок? А, ну. Нормальный инди-на-коленке.


Продолжение следует.
Даже не в том смысле, что появятся ещё работы, просто у меня появилось желание в этом году написать не о двух категориях, а о всех.
Плюс у меня есть Мысли О Состоянии Дел.
Которые, подозреваю, никому не интересны, но один беглый взгляд на это сообщество скажет вам, способно ли это меня остановить.
запись создана: 21.03.2014 в 01:57

@темы: Ссылки, Русские комиксы, Отзыв

Комментарии
2014-04-10 в 08:33 

folco
Всё меняется... к лучшему.
Jaya, вы делаете это каждый год: отсматриваете и подробно описываете каждую работу с КомМиссии. Это очень лестно, что нас кто-то читает, а тем более пишет о наших работах. Продолжайте в том же духе! Буду ждать ваших опусов на осеннюю сессию КомМиссии.
Автор "Назад за новостями" и "Админа".
PS Ваша аватарка в тему. ;)

2014-04-10 в 10:20 

Jaya
It's funny because it's sad.
folco, всегда пожалуйста, буду продолжать.
Если не надоест.
Удачи в творчестве!

Аватарка действительно в тему. Это цитата, едва ли не самая пристойная - остальные были всё больше были про мой менструальный цикл или его прекращение.

2014-05-07 в 17:31 

booksellgranddaughte
Les vampires ça n'existe pas! La psychanalyse ça ne marche pas!
Jaya, вот это труд, на каждую работу вдумчивая рецензия, наше безмерное уважение автору.
Было очень полезно и интересно, правда.
Авторы Madame.)

2014-05-10 в 23:48 

Jaya
It's funny because it's sad.
booksellgranddaughte, я не уверена, что Вы не издеваетесь, но на всякий случай - большое спасибо).

2014-05-11 в 10:26 

booksellgranddaughte
Les vampires ça n'existe pas! La psychanalyse ça ne marche pas!
Jaya, реально, не издеваюсь, правда.) Дельно написано и к такому объему вещей, что вызывает уважение.

   

Comics & Us

главная